Печать

 

Одно из основных направлений новой по­литики генерального офиса Motorola - долгосрочное и более скоорди­нированное развитие продукта. Портфолио Moto напоминает генеалогическое древо: от RAZR ветви идут к SLVR и Q, а также к будущим «детям RAZR», как их называет Вике. «Мы думаем не об одном конкретном про­екте, а о многих проектах сразу», - объясняет он. Вике и Рон Гарик, руководитель департамента со­товой связи и второй гуру дизайна, хотят добиться того, чтобы модели телефонов были связаны друг с другом, используя успешные техноло­гию и дизайн. Конечно, общие про­фили и детали позволяют снизить расходы на производство («в этой сфере самая дешевая схема производ­ства всегда оказывается выигрыш­ной», как считает Гарик), однако это также обуславливает и сходство моде­лей. Именно такая методология по­строения модельной линейки отлича­ет дизайн-ориентированную компа­нию. Сегодня можно смело утвер­ждать, что Motorola следовало бы на­чать внедрение данного подхода еще несколько лет назад. «Никто не взял платформу StarTac и не превратил ее в обычный телефон (candy bar) или QWERTY-клавиатуру для переда­чи электронной почты, - говорит Гарик. - Если бы мы сделали это, то сейчас многих не было бы на рынке». Однако компания может прожить несколько производственных циклов, прежде чем появится новая идея. И поскольку на рынке быстро растет конкуренция, Motorola решила вплотную заняться наброском Юн Хо. Работая в MotoCity, новом дизайнерском центре в деловой части Чикаго (центр создали Вике и его партнер Карузо, чтобы привлечь талантливых дизайнеров из пригорода), команда уже готова превратить концепт Юн Хо в реальность. «Проблемных вопросов было действительно очень много, - рассказывает инженер-механик Джейсон Войак. - Вы сталкиваетесь с проблемой, которая кажется неразрешимой, и она действительно некоторое время остается нерешенной. Мне кажется, сложности возникали на всех этапах разработки этого телефона».

 

Самой первой трудностью стал принцип закрывания и открывания телефона. Линия между крышкой и дном практически невидима, поэтому его сложно открыть. Однако Вике и его команда предпочли сохранить впечатление «бесшовности», они хотели, чтобы PEBL стал первой простой в использовании «раскладушкой». Поэтому инженер-механик Брайан Хассемер попытался решить эту проблему, сочетая элементы раскладушки и телефона другого типа - слайдера. Он сделал так, что крышка PEBL скользит по двум внутренним «рельсам»; рессоры в петлях позволяют телефону «распахнуться». До этого момента все шло хорошо. Но как сделать так, чтобы рессоры позволяли захлопнуть телефон? Хассемер отверг очевидное решение - стопор, поскольку это нарушило бы гладкость шва. При этом закрывание телефона происходило бы в два приема, что противоречило простоте дизайна. Инженер случайно нашел ответ у себя на складе: магниты. Однако даже эта догадка требовала доработки. К паре притягивающих магнитов, кото­рые держат прибор в закрытом состоянии, он до­бавил еще один, противоположного действия; ко­гда крышечка скользит вниз, магниты нейтрализу­ют друг друга - телефон раскрывается. Остальное делают рессоры. Этот механизм, как говорит Пирс, «ориентирован на людей. Это одна из тех вещей, которые производят сильное впечатление, по­скольку вы их не ожидаете». Еще одна задача - подгон в закругленный корпус квадратных и прямоугольных компонентов (экранов, элемента питания, клавиатуры). Округлые линии смотрятся очень хоро­шо, однако технически создают много сложностей, поскольку невозможно по­местить деталь в угол корпуса, остается свободное место, а это проклятье инже­неров. В отличие от RAZR где конечная цель была четко обозначена (толщина 0,54 дюйма), округлость относительна, и это еще одна инженерная проблема. По­скольку телефону следовало иметь опре­деленные опции (цветной экран, камеру, микрофон, Bluetooth), пришлось пойти на некоторые уступки. У PEBL был предусмот­рен достаточно большой экран, чтобы показывать фото- и видеоизображения, а это значит - передавать больше красок Поэтому требовался мощный элемент питания. Однако если батарейка будет слишком боль­шой, то телефон придется делать больше по размеру или менее округлым.

 Сложно? Конечно, но успех окрыляет - «Больше всего проблем бывает с самыми интересными проектами», - уверен Жиль Мак-Вильям, главный промышленный дизайнер PEBL. После всех подстроек он обсуждает с коллегами десяток прототипов модели. «Иногда становилось ясно, что у нас получается не PEBL, а круглая коро­бочка, - говорит он. - Часто изменения составля­ли всего 1—2 миллиметра». В конце концов не ос­талось места для мегапиксельной камеры, поэтому поставили камеру с более низким разрешением. Главным приоритетом стал в данном случае не ди­зайн, а функциональность - команда Викса реши­ла, что уникальный внешний вид телефона важнее наличия фотокамеры последней модели.

Решения отчасти принимались на основе маркетингового исследования, включавшего полуто­рачасовые индивидуальные интервью с потенциаль­ными покупателями. «Мы копаем глубоко, - говорит Вике. - Но смысл заключается не в вопросах типа «Какая конфигурация вам нравится больше - та или эта?». Мы выясняем, что, по сути, значит для лю­дей та или иная конфигурация телефона».

       

Однако исследование дает дизайнерам лишь часть информации. В основном, говорит Вике, дизайнерам нужно просто верить. Данные исследований помогают определить те или иные параметры, но слишком большой акцент на мнение потребителей во время разработки отрица­тельно влияет на эффективность работы. «Вы должны верить в то, что вы знаете, в то, что вы де­лаете, и в то, что идет на пользу вашему бренду, -говорит Вике. - Если вспомнить первый Walkman, то никто из потребителей не говорил нам в офисе "Sony": «Я хочу Walkman*. Откуда им было знать?»