Печать

Если RA2R можно сравнить с Ferrari, то PEBL - это, скорее «Фольксваген»-жук: любимая игрушка с обтекаемыми линиями, при помощи которой можно звонить, а можно играть и записывать видеоролики. Это телефон в корпусах разных цветов, с гладкой поверхно­стью и небольшим внешним диспле­ем. Для компании, производящей яр­кие тонкие телефоны, выпуск более строгого PEBL - неожиданная смена курса. «Наша основная ставка делает­ся на PEBL, - говорит Вике. - Мы считаем, что RAZR подходит не каж­дому покупателю».

Вике называет PEBL «благого­вением перед изяществом». Модель открывается не так, как другие теле­фоны: вы сдвигаете заднюю панель большим пальцем, и крышечка открывается, как говорят разработчики, «характерным жестом PEBL»; вице-президент Motorola демонст­рирует это, быстро открывая и закрывая телефон: движение завораживает почти так же, как зажигал­ка Zippo или перочинный нож.

Как и в случае с RAZR, модель PEBL имеет мало общего со старой Motorola, где десятилетия­ми и с большим успехом правили бал инженеры: первая портативная двусторонняя радиосвязь, пер­вый пейджер, первая ТВ-трубка с прямоугольной разверткой... Список их передовых разработок можно продолжать.

Дизайн же обычно оказывался на послед­нем месте. Руководство Motorola с гордостью заяв­ляло: «Мы создали настолько функционально сложные телефоны, что владельцы не знают, как ими пользоваться!» Вряд ли это тот критерий, ко­торым хотели бы руководствоваться дизайнеры.

«Именно наша команда рисовала для Motorola», - гордится Поль Пирс, креативный дире­ктор североамериканского офиса, которая вошла в состав компании пять лет назад. Но даже когда ди­зайнеры принимали участие в разработках, они не имели никаких преимуществ. «Ситуация была клас­сической: один дизайнер и сорок инженеров», -уточняет Джим Карузо, начальник оперативного уп­равления по дизайну. Большинство компаний уже признали стратегическую ценность дизайна, но Motorola несколько лет назад даже не при­глашала дизайнеров на ключевые стратегические совещания. Руководст­во компании просто давало установку, какие продукты необходимо создать.

Викса взяли в компанию пять лет назад, чтобы он изменил этот ус­тоявшийся стереотип. Шатен в джин­сах, с взъерошенными волосами, в оч­ках с толстой оправой, остроумный и живой - поначалу он кажется эксцен­тричным битником, а не вице-прези­дентом международного офиса компании. Но когда Вике начинает работать, он так же умен и проницателен, как и лучшие «люди в костюмах»

.

Начав свою карьеру в Японии (Вике поехал за границу, получив сте­пень по промышленному дизайну), он стал одним из первых иностран­ных дизайнеров в Sony. На протяже­нии 14 лет Вике работал над элект­роникой Sony, и в частности над пер­вым сотовым телефоном этой компа­нии. Получив в 2003 году пост в Motorola, он начал создавать в ком­пании культуру дизайна мирового класса, аналогичную Sony: целена­правленную, стратегически ориенти­рованную и в высшей степени нацеленную на совместную работу.

Благодаря общим усилиям дизайн начал развиваться. Одним из первых его «апостолов» стал ныне покойный Джеффри Фрост, бывшая звезда Nike, который занимал пост директора офиса по марке­тингу Motorola под руководством Зандера. Именно Фрост создал четырехбуквенные имена телефонов и высокопрофессиональные рекламные кампании, благодаря которым телефоны Мою запомнились аудитории. Примерно в тот же период Вике и его команда разработали ключевые принципы, опреде­ляющие уникальность телефонов Motorola: неожи­данность, честность, яркость и простота. К неписа­ным законам относится и «правило трех метров»: среди изобилия конкурирующих моделей телефо­ны Motorola должны быть различимы по форме, отделке и подсветке с расстояния в 10 футов.