PEBL, передовая модель телефона от Motorola, для солидной компании стала воплощением дизайнерского триумфа. Однако достаточно ли она притягательна, чтобы стать новым символом сотовой связи, или люди просто... проигнорируют PEBL?

ЭТО БЫЛО, давно - задолго до того, как фо­тографии Пэрис Хилтон, болтающей по сво­ему новому телефону PEBL, появились в прессе; до того, как телефоны PEBL обнаружились в фильмах номинантов на премию Оскар; и перед тем, как на­чалось производство сотен тысяч телефонов... За­долго до всего этого Юн Хо Чой, дизайнер из Се­ула, скучал у себя в офисе и пребывал в поисках источника вдохновения.

История началась в 2003 году, когда Motorola поручила своим дизайнерам создать со­товый телефон нового поколения, нечто принци­пиально иное. В поисках оригинальных идей Юн Хо посетил сеульский квартал высокой моды, гламура и новейших технологий. И понял, что при создании нового телефона не нужно пытаться пе­рещеголять конкурентов. Совсем наоборот: он на­рисовал на салфетке маленький овал, нечто совсем непохожее на телефон. Это была простая и орга­ничная, «буддистская» форма - соблазнительно гладкий речной камушек, который можно перека­тывать между пальцами.

Джим Вике, вице-президент компании Motorola и директор по «контролю качества» ди­зайна, вместе с другими менеджерами просмотре­ли все остальные варианты и согласились с Юн Хо. Именно так набросок на салфетке материализовался в сотовый телефон. Сделанный руковод­ством выбор позволяет многое сказать о культур­ной и стратегической эволюции Motorola, компа­нии, существующей уже 78 лет. Ее генеральный офис находится в Шаумбурге, штат Иллинойс; Motorola одна из старейших технологических компаний США. Сегодня Motorola пытается стать еще и лидером в сфере дизайнерских инноваций, где у нее достаточно смелые планы. «Мы хотим каждый год создавать новую «икону дизайна», -заявляет Вике.

Если у вас еще остались сомнения относи­тельно значимости дизайна для компании, даже та­кой крупной и солидной, как Motorola, то их окон­чательно развеет история успеха модели RAZR. В конце 2004 года RAZR появилась на рынке, и ее сразу заметили среди сотен конкурентов: полудюй­мовая «раскладушка» (flip) с плоским квадратным металлическим корпусом, клавиатурой с гравиров­кой и внутренней антенной. Продажи RAZR соста­вили более 24 миллионов экземпляров. Для «рас­кладушек» она стала тем же, чем iPod для МРЗ-плейеров, считает Дэвид Штейнберг, исполнительный директор сотовой компании InPhonic. Модель RAZR помогла увеличить доходы (31 миллиард долларов в 2004 году, и больше половины этой суммы при­несли продажи сотовых телефонов) и прибыль компании, утвердив позицию Motorola как компа­нии № 1 в Северной Америке и № 2 в мире. «У Motorola всегда была репутация стабильной, кон­сервативной компании, - говорит Кент Джармен, старший редактор Cnet. - И вдруг, совершенно не­ожиданно, она стала восприниматься как крутая».

В прошлом году, взяв в качестве примера Apple и семейство iPod, Motorola активно продвигала производные RAZR - в черном и ярко-розовом корпусе, а также SLVR (обычный телефон типа candybar) и Q, конкурент BlackBerry. И хотя обе модели хороши, это вариации на одну и ту же тему, так что нет никаких гарантий того, что они заинтересуют публику: например, модель ROKR с функцией iTunes в 2005 году почти не продавалась - первая неудача RAZR с момента появления оригинала. Даже самый передовой дизайн может оказаться обузой, когда становится слишком распространенным. «Motorola должна делать нечто большее, чем просто тонкие телефоны», - считает Джармен. «Битва сотовых телефонов» обострилась в прошлом году, когда появились пер­вые модели, имитирующие RAZR.

Напомним, что компания Motorola, выпус­тившая первый в мире сотовый телефон в 1983 го­ду, уже лидировала на этом рынке - в 1996 году с моделью StarTac, когда было продано примерно 75 миллионов телефонов. Однако к 1998 году компа­нией № 1 стала Nokia. При этом глобальные проб­лемы затронули и Motorola, которая потеряла 6,4 миллиарда долларов в 2001 и 2002 годах, закрыла часть своих заводов и сократила количество рабочих на 50 тысяч человек. В сегменте сотовых теле­фонов имелись свои трудности, вызванные опозда­нием с переходом к цифровым моделям и телефо­нам с фотокамерами. Аналитики гадали, не придет­ся ли компании вообще продать всю линию по производству сотовых телефонов

.

Однако Motorola избежала этой уча­сти в конце 2003 года, когда на пост ис­полнительного директора заступил Эд Зандер, звезда Силиконовой долины. Он сменил Криса Гальвина, внука основателя компании Поля Гальвина. Под руководст­вом Зандера компания начала вновь от­воевывать былые позиции. Дизайн про­дукции из второстепенного аспекта пре­вратился в основополагающую миссию. Motorola даже пошла на то, чтобы в мар­кетинговых целях изменить прежнее имя, собранное из фрагментов «motor саг» and «Victrola» (воспоминание о кор­нях - раньше компания занималась маг­нитолами), на стильный вариант «Мою». Год спустя на рынке появился RAZR -и все вздохнули с облегчением.       

Однако сейчас компания вновь оказалась на очередном перепутье: ненасытный рынок тре­бует инновационного, безупречного и уникально­го дизайна снова и снова. Другими словами, при­шла пора для новой «иконы» Викса. Поскольку PEBL, безусловно, является инновационным теле­фоном, с эстетическими нюансами и другими дос­тоинствами, то возникает вопрос: а будет ли этого достаточно? Вызовет ли он интерес у покупателей, как вызвал в свое время RA2R? Motorola стала де­лать акцент на дизайне - скажется ли это на каче­стве разработки и исполнения? И сможет ли но­вый телефон за 300 долларов «всколыхнуть» рынок или он просто тихо потонет и умрёт в каком то складе, среди себе подобных?