Печать

 Цели, задачи, функции государственного контроля

 В начало

Государственный портовый контроль.

В настоящее время морской транс­порт остается единственным видом транспорта, на котором отсутствуют территориальные органы государствен­ного контроля и надзора, а функции государственного контроля (надзора), осуществляются негосударственными служащими.

Государственный портовый конт­роль, основной задачей которого яв­ляется «выполнение круглосуточно­го надзора за безопасностью плава­ния и порядком на акватории порта» возглавляется капитанами морских портов, которые не являются государ­ственными служащими и входят в струк­туру портовых властей, различных по организационно-правовой форме уп­равления и осуществляющих хозяй­ственную деятельность. Это админис­трации морских торговых и рыбных портов (АМП и ГАРП), порты — госу­дарственные предприятия и даже акци­онерные общества, на которые в соот­ветствии с Указом Президента Рос­сийской Федерации от 09. 03. 2004 г. № 314 (далее Указ № 314) не могут возлагаться контрольные и надзорные функции.

Капитаны портов входят в струк­туру, которая оказывает государ­ственные услуги (по переработке грузов, обеспечивает аварийно-спа­сательную готовность сил, предназна­ченных для спасения терпящих бед­ствие людей, осуществляет финанси­рование строительства производствен­ных мощностей) и подчиняются ей. Хозяйствующая организация, которая сама является поднадзорным капита­ну порта объектом и имеет в своей деятельности хозяйственный приори­тет зачастую не заинтересована в качественном портовом контроле, в выявлении объективных причин не­удовлетворительного состояния ава­рийно-спасательной готовности, нави­гационной обстановки на каналах и фарватерах, обеспечении противопо­жарного состояния, надлежащего ис­пользования портовой гидротехники и т. д.

Во всех без исключения развитых морских государствах (США, Великоб­ритания, Франция, Германия, Бель­гия, Япония и др.) контрольные орга­ны на морском транспорте выведены в независимые структуры, которые за­нимаются исключительно контрольно-надзорной деятельностью. Выполняя взятые на себя международные обя­зательства в рамках Международной морской организации, региональных соглашениях по портовому контролю: Парижский меморандум (входит 20 го­сударств, в том числе и Россия; То­кийский меморандум (входит 18 госу­дарств, в том числе и Россия) и Чер­номорский меморандум (входит 6 го­сударств, в том числе и Россия), Рос­сия обязана создать аналогичные кон­трольно-надзорные структуры. Как показывает анализ, порты ведущих держав, благодаря независимому кон­тролю, развивались в соответствии с рыночными законами и стали более привлекательными для мировых пе­ревозчиков.

Глава 5 КТМ РФ называется «Го­сударственный портовый контроль» фактически посвящена капитану порта:

Его функциям, которые исчерпыва­юще перечислены в ст. 76 КТМ РФ и практически полностью соответствуют функциям контроля и надзора сфор­мулированным в подпункте «б» пунк­та 2 Указа № 314;

Его праву давать распоряжения (ст. 78 КТМ РФ), в соответствии с его полномочиями, обязательные для всех находящихся в порту судов, организа­ций, арендованных офисов, арендованных складов и граждан, то есть фактически его административно-властным полно­мочиям государственного органа;

Его праву давать разрешение (ст. 80 КТМ РФ), требовать обязательных действий (ст. 83 КТМ РФ) и привле­кать к ответственности (ст. 84 КТМ РФ);

Его непосредственному подчине­нию (ст.75 КТМ РФ) Ространснадзору, которому в соответствии с пунктом 13 Указа № 314 переданы функции по контролю и надзору за торговым мореплаванием от Минтранса России.

В соответствии с пунктами 1, 2 «Положения о капитане порта» (да­лее «Положение») капитан порта является особым должностным ли­цом, возглавляющим инспекцию го­сударственного портового контроля, на которое персонально возлагают­ся полномочия и функции по осу­ществлению государственного над­зора. В соответствии с «Положени­ем»:

П.З — Инспекция государственно­го портового контроля должна обес­печивать выполнение круглосуточно­го надзора за безопасностью плава­ния и порядка на акватории порта;

П.4 — по вопросам надзора за обеспечением безопасности мореп­лавания обязательны для всех;

П.13(6) — капитан порта осуще­ствляет круглосуточный надзор за бе­зопасностью плавания и соблюдени­ем порядка   на акватории порта;

13(h) — контроль за поддержани­ем надлежащих глубин;

13(о) — контроль за выполнением судами правил по предотвращению загрязнения;

13(п) — контроль за безопасной загрузкой судна;

13(р) — контроль за техническим состоянием причалов;

13     (э) — контроль за выполнением
планов орг-тех-мероприятий по обеспечению безопасности мореплавания в портах;

14  (в) — капитан порта имеет право инспектировать все суда, находящиеся в порту с целью установления их мореходного состояния.

Нужно очень не хотеть видеть, чтобы не увидеть, что все функции капитана порта как руководителя Ин­спекции государственного портового надзора в соответствии с «Положени­ем» относятся к контрольным функци­ям в неразрывном единстве с функ­цией надзора, как о них говорится в Указе № 314.

Поскольку вокруг вопроса о соот­ношении понятий «контроль» и «над­зор» строится множество спекуляций, вероятно, следует ещё раз вернуться к этому вопросу. В Концепции адми­нистративной реформы в Российс­кой Федерации в 2006-2008 г. одоб­ренной распоряжением Правительства от 25. 10. 05 г. № 1789-р - действи­тельно говорится, что, в общем виде, контрольные полномочия (исследова­ния, обследования, экспертиза, ана­лиз первичной информации) соедине­ны с надзорными полномочиями (про­ведение проверок, наложение взыс­каний, выдача разрешений, приоста­новление деятельности), а система требований избыточна, непрозрачна и противоречива. На этом основании авторы основного доклада Минтранса делают вывод, что контроль не будет связан с деятельностью федеральных органов исполнительной власти. И, стало быть, капитану порта с его кон­трольными функциями не место в Ространснадзоре. Так каковы всё же контрольные функции капитана пор­та: исследования, обследования, экс­пертиза, анализ первичной информа­ции, или: проведение проверок, выда­ча разрешений, наложение взыска­ний, то есть то, что в этой «концеп­ции» называется надзорными полно­мочиями и полностью соответствует Указу № 314, Главе 5 КТМ РФ и «Положению».

Далее