Функции по осуществлению контроля и надзора в портах и акваториях.

 В начало

В соответствии с подпунктом «б», пункта 2 Указа № 314 под функци­ями по осуществлению контроля и надзора понимаются:

осуществление действий по конт­ролю и надзору за исполнением орга­нами государственной власти, орга­нами местного самоуправления, их должностными лицами, юридическими лицами и гражданами установленных Конституцией РФ, федеральными Кон­ституционными законами, федераль­ными законами и другими норматив­ными правовыми актами общеобяза­тельных правил поведения;

выдача органами государственной власти, органами местного самоуп­равления, их должностными лицами разрешений, лицензий на осуществ­ление определенного вида деятельно­сти и (или) конкретных действий юри­дическим лицам и гражданам;

регистрация актов, документов, прав, объектов, а также издание ин­дивидуальных правовых актов, что полностью соответствует функциям по обеспечению безопасности морепла­вания и порядка в порту, закреплен­ным статьей 76 КТМ за капитаном порта. В соответствии с Указом № 314 и ст. 6 КТМ РФ функции по контролю и надзору в сфере торгового морепла­вания перешли от Минтранса к Рост­ранснадзору.

К сожалению, государственный пор­товый контроль с «ключевой фигурой в функционировании морского транс­порта — капитаном морского порта» остались в структуре администраций морских портов, подведомственных Росморречфлоту, которому не разре­шено осуществлять функции по конт­ролю и надзору.

Фактически на этом совещании об­суждается главный вопрос — о под­чиненности капитана порта. Его ре­шение зависит от того, как мы сегод­ня в этом разберемся и удастся ли Росморречфлоту доказать, что основные   функции капитана порта — это оказание государственных услуг.

 

И чем же будет заниматься капи­тан порта, находясь в составе Росморречфлота? Он будет ограничен ис­ключительно правоприменительной де­ятельностью в сфере управления го­сударственной деятельностью в порту, основным содержанием которой бу­дет являться непосредственная орга­низация и регулирование судоходства. Правда, до этого следует передать Ростраснадзору все функции капита­на порта, которые обозначены в ст. 2 и 6 и главе V КТМ РФ. Такие как:

  • надзор за соблюдением между­народных договоров РФ, относящихся к торговому мореплаванию и законо­дательству РФ по торговому морепла­ванию;
  • надзор за лоцманской службой, СУДС. спасательной службой, состоя­нием морских путей, обеспечением безопасности мореплавания, прове­дением гидротехнических и др. подоб­ных работ, регистрацию судов и выда­чу судовых документов, регистрацию прав собственности на судах и т. д. Разумеется, другие контрольные и надзорные функции, о которых гово­рилось выше и которые уже объявле­ны как правоприменительные, пере­давать не надо. Может тогда проще. Богу — богово, а кесарю — кесарево: Росморречфлоту — главного менед­жера и управление коммерческой деятельностью портов включая аренду офисов и аренду складских площадей, а Ространснадзору — капита­на порта!

Прямое подчинение капитана пор­та Росморречфлоту привело к тому, что государственный надзор за бе­зопасностью мореплавания отошёл в сферу оказания «государственных услуг», что противоречит междуна­родному праву, которое является составной и доминантной частью действующего национального зако­нодательства, так как в соответствии с положениями Парижского, Токийс­кого и Черноморского меморандумов организация портового контроля дол­жна соответствовать основному тре­бованию — не быть связанной с ком­мерческими интересами порта.

Далее